Что такое профессиональное выгорание и как с ним справляться

Что такое профессиональное выгорание и как с ним справляться Жизнь

Выясняем, почему даже от любимой работы можно устать, и разбираемся, как повлиять на ситуацию. Спойлер: это возможно.

В сентябре супергерой поколения — дизайнер Вирджил Абло — объявил, что берет передышку: теперь он будет работать из дома, отменит назначенные диджей-сеты и не приедет на собственный показ на неделе моды в Париже. В прежние времена основатель Off-White и дизайнер мужской линии Louis Vuitton помимо выпуска коллекций мог готовить десятки коллабораций в год и отыгрывать столько же диджей-сетов в разных частях мира, но даже у человека-двигателя появился предел. Врачи посоветовали дизайнеру сбавить ход, потому что количество его проектов негативно сказалось на здоровье. Впрочем, не нужно быть Вирджилом Абло, чтобы почувствовать выгорание на себе — проблема приняла такой масштаб, что в мае Всемирная организация здравоохранения включила синдром в Международную классификацию болезней.

 

 

Что говорит наука

Профессиональное выгорание не болезнь, которая свалит с ног. Его неправильно расценивать и как психическое расстройство. Всемирная организация здравоохранения определяет выгорание как феномен, вызванный хроническим стрессом на работе. То есть выгорание нужно рассматривать как комплекс факторов, предрасполагающих к более серьезным состояниям (тяжелому стрессу, тревожности, депрессии). Значение имеют индивидуальные характеристики сотрудника, а также сама рабочая атмосфера, руководитель или отношения с коллегами. Не склонного к тревоге человека может лишить покоя токсичная рабочая среда, изоляция в коллективе или хаотичная постановка задач со стороны руководства. И наоборот, самые обыкновенные дедлайны приведут к стрессу гиперответственного сотрудника с нерешенными личными проблемами, который будет бояться подвести команду или потерять работу.

Выделяют несколько признаков выгорания: непреодолимую физическую умственную и эмоциональную усталость, снижение эффективности сотрудника, а также цинизм. Профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли Кристина Маслах, которая изучает профессиональное выгорание десятки лет и считается одним из первых исследователей вопроса, определяет цинизм как попытку отгородиться от работы: сотрудник враждебно настроен по отношению к руководству, может злиться на клиентов или на сам рабочий процесс, как будто не имеет ко всему этому никакого отношения. Такое поведение не берется из ниоткуда — часто оно может быть связано с токсичным коллективом, непорядочностью руководителей или выполнением бесполезных заданий («зачем я это делаю? какую пользу приносит моя работа? кому это нужно?»).

Исследование университета Тель-Авива, в котором приняли участие почти 9 тыс. человек, говорит о том, что профессиональное выгорание значительно повышает риск развития ишемической болезни сердца, которая приводит к сердечным приступам. Выводы из других работ, посвященных хроническому стрессу, тоже неутешительны: он влияет на работу щитовидной железы, ухудшает возможности памяти и повышает риск получить диабет второго типа.

Что такое профессиональное выгорание и как с ним справляться

 

Как понять, что я выгораю

Злились ли вы в последнее время из-за коллег, клиентов, самой работы? Чувствовали ли вину за то, что не проводите достаточно времени с семьей, друзьями? Были ли вы в последнее время крайне эмоциональны — например, плакали и кричали без очевидной на то причины? Эти вопросы для проверки выгорания разработаны программой Великобритании для практикующих медицинских работников, но задать себе их может каждый вне зависимости от профессии. Еще можно пройти тест из 22 пунктов, собранный Кристиной Маслах и Сьюзен Джексон: результат покажет, насколько человек истощен, как он оценивает свои достижения и зависим ли от оценки других. Также будет полезно обращать внимание на свое состояние в нерабочее время: если сразу после пробуждения появляется беспокойство, связанное с предстоящими рабочими делами, если вечером не получается просто расслабиться, посмотреть сериал или приготовить ужин, не заглядывая в Slack и не обновляя почту, если вы становитесь агрессивным с родными — все это может говорить о выгорании.

Ярослав Слободской-Плюснин, руководитель направления «Оценка для развития» Московской школы управления «Сколково», советует разобраться, связано ли снижение самочувствия лишь с физической усталостью или оно обусловлено в том числе и потерей интереса к содержанию деятельности: «Задайте себе вопрос: интересно ли мне то, чем я в данный момент профессионально занимаюсь? Хочу ли я продолжать этим заниматься, когда отдохну и наберусь сил? Если ответ "да", вероятно, речь идет о временном снижении самочувствия в связи с недосыпанием, рваным графиком, перегрузкой информации и прочим. Если ответ отрицательный — перед нами ситуация, когда человек не удовлетворен своей деятельностью, и стресс здесь рано или поздно возникнет — это всего лишь вопрос времени. Надо что-то менять — и чем раньше, тем лучше».

Слободской-Плюснин рекомендует заняться рефлексией — выяснить, какие конкретные моменты в работе не устраивают и чем бы вы хотели заниматься на самом деле: «Очень важно прислушиваться к себе, задавать вопросы и вносить коррективы в свою жизнь. Вообще, я бы сказал, что вопросы нужно задавать себе всегда, а не только в той ситуации, когда уже начинаешь присматриваться к веревке и мылу в хозяйственном отделе. Исследования счастья, которые активно проводятся последние десятилетия, показывают, что материальные блага действуют лишь до определенного уровня и не способны обеспечить нам то самое ощущение искреннего счастья. Как только материальные потребности удовлетворены, на первый план выходят вопросы профессиональной самореализации. И если в этой сфере долгое время будет присутствовать неудовлетворенность — стресс неизбежен. Поэтому так важно найти работу по душе, то есть фактически делать то, что вам искренне нравится — и найти такие условия, чтобы вам за это платили».

 

Накидка позора, музыкальный дрон и другие способы отправить сотрудника домой

В Японии профессиональное выгорание преподносят радикально: существует термин «кароси» (karoshi, 過労死), обозначающий смерть из-за переработки. Первый подобный инцидент был зафиксирован в 1969 году, когда от инфаркта умер сотрудник доставки крупной компании, которому не было и 30. На законодательном уровне о «кароси» заговорили только в 2014 году, когда правительство стало ограничивать продолжительность сверхурочной работы — не больше 100 часов в месяц и 720 часов в год. С такими нововведениями большим компаниям самим стало просто невыгодно, чтобы их сотрудники перерабатывали — штрафы и компенсации неминуемы. В Toyota, к примеру, сверхурочная работа не может превышать 360 часов в год, а каждые 60 минут после окончания рабочего дня специальная система напоминает сотрудникам, что пора домой. Есть и более изощренные способы: одни компании после официального отбоя могут отключать в офисе свет или электричество, другие обязывают задержавшихся носить дурацкую фиолетовую накидку, которая якобы должна пристыдить. Есть также остроумный вариант с музыкальным дроном, который летает по офису под сентиментальную песню «Auld Lang Syne». В Японии эта мелодия символична: она играет перед самым закрытием супермаркетов и универмагов как напоминание о том, что нужно живо рассчитаться на кассе и отправиться домой.

В России о профессиональном выгорании только начинают говорить. В этом году, например, Минтруд объявил, что проработает вопрос введения доплаты за эмоциональные нагрузки работникам некоторых профессий — врачам, правоохранителям и журналистам. Также летом стало известно о тендере на выполнение исследовательской работы по теме: «Разработка методологических подходов к оценке негативного (неблагоприятного) воздействия эмоциональных и социальных факторов при осуществлении трудовой деятельности с целью предотвращения профессионального выгорания» — его Минтруд разместил на сайте госзакупок, и результаты должны быть представлены до 5 декабря. Что касается переработок, то согласно опросу «Mail.ru для бизнеса» 71% работников малого и среднего бизнеса в России работают сверхурочно, при этом 44% из них не получают предписанную законом компенсацию. Никогда не перерабатывали 29% опрошенных. Из тех, кто заявил о частых переработках, 59% ответили, что вынуждены делать это постоянно.

Что такое профессиональное выгорание и как с ним справляться

 

Кажется, я все-таки выгораю. Что предпринять?

Проговорите нагрузку с руководителем и не соглашайтесь на все подряд. Часто в переутомлении виноваты мы сами — когда, например, не хватает смелости отказать боссу, который просит взяться за еще один проект. Элисон Грин, автор книги «Спросите менеджера: Как справляться с беспомощными коллегами, боссами, ворующими обеды, и остальной жизнью на работе», советует не притворяться супергероем и не соглашаться на все подряд. Здраво оцените нагрузку и вернитесь с ответом. Например, что у вас не получится выполнить задание к понедельнику, но получится к четвергу или что вы готовы взяться за этот проект X, но тогда задержитесь со сдачей проектов Y и Z. Не замалчивать сомнения — навык полезный не только в личной жизни, но и в офисе.

Добавьте физическую нагрузку. «Выгорание не бывает исключительно психологическим — это комплекс психофизиологических изменений, — объясняет Ярослав Слободской-Плюснин из школы "Сколково". — Поэтому необходимо привести в норму физиологические аспекты: выспаться, наладить правильный режим дня, заняться спортом. Спорт активизирует процесс кровообращения, и это снабжает органы множеством полезных веществ, переносимых с кровью, в частности кислородом. А основной потребитель кислорода в организме — головной мозг». По словам эксперта, длительность восстановления зависит от глубины проблемы — если усталость возникла относительно недавно (первая-вторая неделя), то восстановиться можно за 1–3 дня. При этом важно сохранять правильный режим сна, питания и спорта — иначе усталость нагрянет вновь.

Отдалитесь от офисных драм. Не тратьте время на сплетни, не перемывайте косточки коллегам на обеде, размусоливая неприятные ситуации, не комментируйте работу коллег, если их нет в кабинете. В моменте такие обсуждения, конечно, могут быть крайне увлекательными, но в результате изнуряют, порождают еще больше сплетен и не приносят никакой продуктивности — только стресс. Несправедливое отношение руководителей тоже должно насторожить: исследование Gallup говорит о том, что предвзятость боссов, фаворитизм и придирки в два раза повышают риск профессионального выгорания сотрудников.

Обсудите гибкий график или дополнительный выходной. Норвежский профессор Мортен Хансен провел пятилетнее исследование, в которое были вовлечены 5 тыс. сотрудников: его работа показала, что идея бесконечной гонки, которую мы привыкли связывать с работой и которая ведет к стрессу, не то чтобы эффективна: чем меньше часов работали испытуемые, тем выше были показатели, особенно у людей творческих профессий. Измотанность и креативность — понятия несовместимые. Не одно, а целые десятки исследований говорят о том, что чем больше часов мы проводим на работе — тем не просто ниже производительность, но и хуже для нашего здоровья. Увлекательные, но пугающие научные работы по этому вопросу собрал в книге «Умирая за зарплату» Джеффри Пфеффер, профессор Школы бизнеса Стэнфордского университета.

Обозначьте границу между работой и личной жизнью. Конечно, во времена всеобщей диджитализации сохранять дистанцию в нерабочее время все сложнее — тем более, когда письма сыпятся круглосуточно, а рабочие чаты находятся в мессенджерах. Есть несколько приемов: можно использовать разные приложения для личной и рабочей почты, а вечером включать режим «Не беспокоить», который заглушает уведомления. Если вы из числа тех сотрудников, кто моментально отвечает на рабочие сообщения в любое время суток, то лучше предупредите коллег, что теперь планируете отключаться по вечерам и выходным.

Возьмите длинный отпуск. Короткие путешествия на уик-энд, конечно, прекрасны и тоже помогают выдохнуть, но иногда полезно отключиться по-крупному. Даже в далеком путешествии сложно перестать думать о работе: как показывает опыт, только на третий день настоящих каникул мы перестаем переживать об оставшихся в офисе делах, проверять почту, и самым важным решением наконец-то становится выбор между рыбой и мясом на ужин. Ярослав Слободской-Плюснин советует перед каникулами организовать передачу дел или временную заморозку проектов, чтобы отпуск не превратился в нервные переживания, которые на самом деле только усиливаются, потому что вы далеко и не можете повлиять на ситуацию.

Уходите, если работа не в радость. Не поможет даже долгий отпуск, если вы постоянно работаете в авральном режиме, если вам не близка ваша роль в компании или политика самой компании, если неминуемы рабочие конфликты, если руководители хаотично ставят задачи. Токсичные отношения — это там, где вам плохо. И выход только один — прекратить их как можно скорее. 

Источник

Оцените статью
ЛайфЭкспресс
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: